«с заказчицами всегда сложнее». минская художница, которая рисует грудью, рассказывает и показывает, как она добилась успеха (видео)

Женская грудь как центр патриархального мира

Ключевая задача модерации, контента 18+, — борьба с противоправными действиями: вовлечением в секс-работу, порноместью, публикацией изображений несовершеннолетних и рекламой секс-услуг. И цензура женских сосков, с одной стороны, создает видимость безопасности перед законом, с другой — является попыткой избежать репутации площадки для публикации секс-контента.

Но проблема не в женской груди как таковой, а в ее сексуализации. Женщины спят голыми, ходят по дому топлес, когда жарко, и носят прозрачные топы, потому что они модные. И все это без какого либо сексуального подтекста. Мнение, что женщина раздевается непременно, чтобы вызвать у кого-то эрекцию, отсылает нас даже не в 2004 год, а во времена, когда дамы рисковали быть отлученными от общества за показавшуюся из-под одежды коленку. Грудь — это просто грудь, однако же она остается предметом жарких дискуссий. Оправдывает ли откровенный вырез на блузке сексуальное насилие? Сколько груди ? Может ли ?

Особенно достается большой груди. Ее модная индустрия — если и одобряет какую-то ее разновидность, то обязательно плоскую, почти мальчишечью. Даже Dior, в чьем пуле амбассадоров не только Белла Хадид, но и обладательницы вполне пышной груди Дженнифер Лоуренс и Нина Добрев, признавать существование размеров больше первого — во всяком случае не шьют одежду на грудь других размеров. Сексуальность напоказ в 2020 году — это «дешево, старомодно и не современно». Если у вас пышная грудь и вы хотите надеть платье с пышным декольте, предполагается, что вы, видимо, уберете свой бюст в карман.

P.S.

Перед интервью «Комсомолка» очень долго уговаривала Ирину показать, как именно она рисует грудью. Ведь многим верилось с трудом, что столь четкие портреты можно создать собственным телом.

— Это секрет… я разработала авторские методики… нельзя, чтобы узнали конкуренты… я не хочу оголяться на камеру, — отмахивалась художница.

— Ну хоть смайлик нам нарисуйте, — не унималась корреспондент. — Надо же что-то ответить всем завистникам.

В итоге художница сдалась. Оголяться правда не стала. Зато надела кофточку с глубоким декольте и стала-таки рисовать нам смайлик. Секрет оказался прост. Как и все гениальное. Сначала Ирина вырезала трафарет. Затем приложила его на нарисованный карандашом эскиз. И стала прикладывать два листа к груди. На первом — получились два овальных глазика.

— Если рисовать портреты, то приходится делать много-много разных трафаретов. Вот и одна из моих тайн, — призналась Ирина.

Так что подтверждаем: рисует правда грудью. Видели сами.

ВИДЕО: Художница из Петербурга показала, как рисовала грудью портреты Жириновского, Ди Каприо и Месси.

ФОТОРЕПОРТАЖ: Художница из Петербурга показала, как рисовала грудью портреты Жириновского, Ди Каприо и Месси

Анна Суходоева

21.03.16

Материнство у художниц

В XVIII веке под влиянием философа Жан-Жака Руссо материнская нежность превратилась в самостоятельную тему женского портрета. Гармоничная связь между матерью и ребенком воспринимались как выражение добродетели и источник земного счастья. Тогда же на арт-сцене наконец-то появляются художницы, готовые осмыслить материнство через призму собственного опыта.

Когда француженка Элизабет Виже-Лебрен пишет королеву Марию-Антуанетту в окружении малолетних чад, она нарушает канон парадного портрета в угоду семейной идиллии. Вместо застывших поз и отстраненных лиц мы видим трогательную интимную сценку: в центре — королева с младенцем Луи-Шарлем на руках, старшая дочь Мария-Тереза ласково льнет к матери, а дофин Луи-Жозеф указывает на колыбель, затянутую траурной тканью (недавно от туберкулеза скончалась малышка София, младшая из отпрысков королевской семьи).

Мари-Элизабет-Луиза Виже-Лебрен «Портрет Марии-Антуанетты с детьми» (1787)

На портрете Виже-Лебрен ненавистная для французов Мария-Антуанетта показана и величественной монархиней, и любящей матерью (какой она, кстати, была в жизни) — примером для своих подданных.

Однако настоящую революцию в изображении материнства произвела американская импрессионистка Мэри Кассат. Кассат — которая, кстати, не имела собственных детей — совершенно по-новому раскрыла взаимоотношения матери и ребенка через сцены повседневной жизни.

«Один талант вряд ли чем-то поможет»

– Про тебя узнали довольно быстро – не прошло и двух лет с того момента, как ты пишешь картины. Как на тебя это повлияло?

– Повлияло только положительно: мне приятно, что все, что я вкладывала, дало свои плоды. Я очень-очень-очень много работала и вижу путь к успеху только через работу над собой и в своем деле. Один талант вряд ли чем-то поможет, если ты не работаешь.

Поэтому если хочешь большего, то делай больше. Самым, наверное, важным для меня было в какой-то момент осознание того, что я могу предложить миру свои работы, свое творчество, что я могу теперь чуть больше, чем раньше, – и это очень круто.

Одна из ранних работ Нади.

Декольте раздора

Казалось бы, какая связь между борьбой с проституцией и заблокированной фотографией из календаря Pirelli, которой вы из любви к прекрасному поделились в своем инстаграме? Дело в том, что именно неловкие попытки контролировать рынок секс-услуг, в том числе в интернете, в итоге приводят и к тому, что вашу фотографию из отпуска удаляют за очертания соска под белой майкой. При этом шансов, что инстаграм заблокирует снимок, изображающий, например, процесс орального секса, намного меньше.

Ассоциация добровольной секс-работы с торговлей людьми, а труд работниц этой сферы — с непременно унижающим женщину процессом неизбежно вызывает поощрение эксплуатационного отношения к труду как проституток, так и ню-моделей, потому что ставит клиента выше продавца. А заодно формирует негативное мышление в сторону женщин, которые рады поделиться красотой своего тела с любыми другими целями.

Корнем всех зол соцсети, телекомпании и солидные господа дружно решили считать именно грудь (а не плохие условия труда секс-работниц и пустые законопроекты). Во всяком случае именно она стала символом порнографии, разврата и принуждения к действиям сексуального характера в интернете. Да, проституция существует с начала времен. Да, порнография, ее распространение и принуждение к ее созданию — головная боль спецслужб по всему миру. Но именно женская грудь, как сосуд всемирного греха, до сих пор остается первопричиной всего прекрасного и ужасного — в наших жизнях и обществе. В 1972 году сценаристка Нора Эфрон посвятила проблеме своей слишком маленькой груди эссе для американского Esquire. Спустя полвека уже слишком большая грудь Билли Айлиш перевешивает в медийном поле все ее «Грэмми». Обнаженная грудь становится пропуском Эмили Ратаковски в Голливуд (вспомните сцену в «Исчезнувшей») — и причиной, по которой в юности к ней решил пристать фотограф, до сих пор получающий деньги за публикацию сделанных без ее явного согласия снимков. Левая грудь Никки Минаж в открывающем ее пиджаке оказалась главным инфоповодом Парижской недели моды в 2017 году.

Все-таки удивительно, что хтоническая обнаженная грудь, кажется, оказалась единственной константой в нашем безумном, безумном мире.

Потеря ребенка

Потеря ребенка — еще одна важная тема, которую в искусстве достаточно долго отображали только мужчины.

Евангельский сюжет об избиении младенцев был очень популярен в XIII–XVII веках.

Художники стремились передать весь ужас этого события: бессердечные стражники грубо хватают малюток, чтобы немедленно предать их смерти, а обезумевшие матери пытаются спасти своих детей.

Нельзя сказать, что подобные сцены были лишены реалистичности: многочисленные войны вполне могли служить для них прообразом (у того же Брейгеля мы видим в роли стражников карательные отряды герцога Альбы, славящегося своей непримиримой жестокостью в истреблении нидерландских протестантов).

Питер Брейгель (Старший) «Избиение младенцев» (ок. 1565–1567)

Однако взгляд художника-мужчины — это всегда взгляд со стороны. Что у Джотто, что у Никола Пуссена сцены избиения младенцев работают в лучших традициях драматического театра. Кричащие и плачущие женщины противопоставляются суровым воинам с оружием в руках, а обнаженные младенцы, лежащие на земле словно куклы, остаются недвижимы и беззащитны.

Джотто ди Бондоне «Избиение младенцев» (ок. 1306)

В этих сценах четко разделены добро и зло, сила и слабость. Женщины, как и дети, всегда пассивные объекты, жертвы действий мужчин.

Никола Пуссен «Избиение младенцев» (1629)

Более глубоко страдание матери, потерявшей ребенка, раскрывается в иконографии Пьеты — сцены оплакивания мертвого Христа Марией.

Сам сюжет возник в XIII веке в Германии и быстро распространился по всей Европе.

Изначально Марию изображали изможденной пожилой женщиной, держащей на руках истерзанное тело взрослого сына, но с развитием культуры Ренессанса образ стал меняться: Мария заметно помолодела, да и у Христа исчезли следы истязания. Исследователи полагают, что сюжет Пьеты возник как трагическая параллель к «Мадонне и младенцу».

Джованни Беллини «Мадонна на лугу, или Мадонна в зелени» (ок. 1505)

Таким образом художник соединил два главных христианских сюжета в одной композиции.

Женщины тоже обращались к сюжету Пьеты, но к христианскому канону в их работах, как правило, примешивался субъективный опыт утраты.

В 1938 году художница Кэте Кольвиц создала скульптуру «Мать с мертвым сыном», которая в 1993 году превратилась в мемориал жертв войны и тирании в Германии.

Кэте Кольвиц «Мать с мертвым сыном» (1938)

Несмотря на героический пафос, работа Кольвиц — результат личного переживания и несет в себе трагический опыт самой художницы. В Первой мировой войне погиб ее младший сын, а Вторая мировая забрала и внука.

В работах «Мать с двумя детьми» (1934), «Башня матерей» (1937–1938) и «Семена посева не должны быть перемолоты» (1941) Кольвиц обращается к социальному и политическому высказыванию. Идейные установки фашистской Германии предопределяли роли женщин и детей служением фюреру, поэтому художница изобразила матерей, которые своим телом, словно щитом, закрывают потомство от тлетворной идеологии.

Кэте Кольвиц «Мать с двумя детьми» (1934)Кэте Кольвиц «Башня матерей» (1937–1938)Кэте Кольвиц «Семена посева не должны быть перемолоты» (1941)

Творчество мексиканской художницы Фриды Кало скорее напоминает дневник — настолько много в ее картинах сокровенных переживаний. И одна из самых болезненных тем у Кало — невозможность стать матерью. В 18 лет Фрида попала в аварию и из-за полученных травм навсегда лишилась способности выносить ребенка.

Потерянный ребенок, орхидея (возможно, прообраз матки — «соединение сексуального и сентиментального»), улитка (сам процесс выкидыша, когда плод медленно выходит из лона), анатомический женский макет («попытка объяснить устройство женщины»), металлический механизм («механическая часть любого дела») и кости малого таза (перебитые в аварии, они стали причиной, по которой Фрида так и не смогла родить).

Фрида Кало «Больница Генри Форда» (1932)

Кровать Фриды словно парит в пустом пространстве на фоне безликого урбанистического пейзажа, который подчеркивает ее одиночество и отчаяние.

Капуста — это ерунда!

— Как ваш мужчина относится к такому методу рисования?

Он меня полностью поддерживает. Если я занимаюсь творчеством — почему нет? Мне было бы трудно, если бы меня прижимали в чем-то. Наверное, я бы не смогла быть с таким человеком. Я ничего плохого не делаю. По улице голой не бегаю. Но даже если я это захочу — это мое личное дело.

— Никогда не было мыслей застраховать грудь?

— Надо об этом подумать. Мне предлагали запатентовать мой метод. Я узнавала, но у нас все это сложно. Можно запатентовать только технические изобретения. А картины — только оформить как авторское изображение.

— Может, у вас есть какие-то секреты по увеличению груди?

Сразу хочу сказать, что капуста и физические упражнения — это все ерунда. Это не работает. Ничего не поможет, не надо тратить на это время и силы. Мне повезло, у меня все натуральное. Что природа дала, то и использую по полной программе.

Портрет Владимира Жириновского

Как государство спасает людей от груди

Касающаяся груди цензура не учитывает и другую сторону проблемы — женщины могут хотеть быть сексуализированными и имеют право зарабатывать на своей сексуальности.

В своей для Lenny Letters модель и героиня мокрых сновидений половины населения Земли Эмили Ратаковски вспоминает нелепые попытки взрослых контролировать ее сексуальность в юности. «Девушкам вроде тебя нужно держаться в тени, чтобы с ними ничего не случилось», — повторяли 13-летней девушке, испытавшей восторг от первой мини-юбки, лифчика с чашкой размера D и восхищенных взглядов в ее сторону. Вместо того чтобы подарить ей газовый баллончик или отвести на уроки самообороны, семья осудила ее, чтобы оградить от злого мира, но едва ли это помогает. Так почему мы должны осуждать Ратаковски за то, что для построения своей карьеры она использовала ресурс другого толка, чем диплом университета, и переживать за то, что свои миллионы она зарабатывает телом, а не финансовыми стратегиями и маркетинговыми презентациями?

Instagram @emrata

Эмили Ратаковски

Если говорить серьезно, то запрет на грудь отлично иллюстрирует, что нет универсального способа бороться с такими сложными феноменами, как порнография и секс-работа. Последняя включает в себя не только проституцию, веб-кам и съемки в порнографических фильмах. Эротические модели и девушки, нарабатывающие аудиторию полуобнаженными снимками в инстаграме, — также часть этого сообщества.

«Я подписываю этот законопроект в вашу честь, — объявил в апреле 2018 года Дональд Трамп группе жертв секс-траффикинга на церемонии подписания об интернет-цензуре FOSTA (Fight Online Sex Trafficing Act) в Белом доме. — Вы пережили то, с чем не должен столкнуться ни один человек на земле, и мы сделаем все, что в наших силах, чтобы обеспечить быстрое и твердое правосудие над торговцами людьми».

Британские секс-работницы и авторки Джуно Мак и Молли Смит рассказывают о случаях, когда клиенты бойкотировали эскорт-агентства, заставляя их снизить цены: проституция в Великобритании легальна, но пользование секс-услугами преследуется по закону. Чем меньше клиентов — тем больше в их руках власти, что ставит проституток в эксплуатационные отношения с клиентами. Похожая ситуация происходит сейчас и на онлайн-площадках.

Вопрос соска

Политика Facebook в отношении женских сосков состоит из тысячи и одного запрета. Сейчас на фейсбук и в инстаграм разрешено выкладывать фотографии кормления грудью, шрамов после мастэктомии и произведений искусства (но не фотосъемки, даже если их автор — сам Марио Сорренти). Это правило распространяется и на созданный цифровым способом контент (рисунки), если он не был опубликован в «образовательных» или «юмористических» целях.

Также компания делает послабления для контента, опубликованного . «Наши правила в отношении изображений обнаженного тела со временем стали более проработанными и гибкими. Мы понимаем, что такие изображения могут публиковать с разными целями — в том числе для выражения протеста, повышения осведомленности о какой-либо проблеме, мы разрешаем публикацию подобного контента».

Но как насчет просто голой женской груди? Не призывающей к революции, не показанной в просветительских целях? Строгое «нет». Я долгое время пыталась найти среди топ-менеджеров Facebook хоть одного мормона, искала по всему Reddit хоть крупицу информации о детских травмах Марка Цукерберга в надежде найти хоть что-то, оправдывающее этот иррациональный страх женских сосков. Ничего. Сама площадка в 2015 году объясняла свою категоричность тем, что App Store допускает «пикантный» контент только в том случае, если приложение имеет возрастное ограничение 17+ (Instagram же имеет рейтинг 12+, то есть новый ценз существенно бы сузил аудиторию приложения) — об этом на мероприятии Dazed Media генеральный директор компании Кевин Систром.

Сменивший его в 2018 году Адам Моссери запрет уже по‑другому: со слов Моссери, модерация запрещает женские соски, чтобы избежать проблем с законом из-за публикации детской порнографии и порномести — нейросети не могут определить возраст девушки на фотографии, как и понять, давала ли она согласие на публикацию снимка. Но выглядит это высосанной из пальца мерой — детская порнография не становится легальной, если стратегические места прикрыть стикерами, а отомстить бывшей не помешает требование заблюрить соски.

«Родители ничего против не имеют»

– А какими были твои первые работы?

– Изначально я рисовала абстракции, которые более выигрышно смотрелись за счет цвета. Потом я уехала в Штаты по программе Work&Travel на 2,5 месяца – там за все время нарисовала от силы три картины.

Америка была таким переломным моментом в моем деле и в жизни в целом: были мысли перевернуть жизнь с ног на голову и остаться в США. В 19 лет абсолютно одна в чужой стране – без родителей и какой-либо поддержки. И если бы я осталась там жить, то, скорее всего, забросила бы картины, потому что там надо очень много работать – на не самых легких работах. В этой истории не было бы места для моего творчества.

Я решила вернуться. В Беларуси я поняла, что вряд ли буду экономистом, в ближайшие лет 10 точно нет. С сентября прошлого года я начала заниматься живописью серьезнее – тогда же и мои работы стали более сложными: люди, лица, формы, фактура.

Когда у тебя нет академических знаний в этой сфере, достаточно тяжело. Приходится работать в два раза усерднее. Я смотрела какие-то видео на YouTube, общалась с людьми, которые в этом разбираются, просила их помочь.

Но самое главное – я очень хотела, и у меня развилось терпение. Это было нелегко. Но сколько работаешь, столько и получаешь, поэтому я довольна тем, что получилось.

– Как родители отнеслись к тому, чем ты занимаешься?

– Они ничего против не имеют. Папа просто рад, что я зарабатываю деньги. Мама говорит, что главное – окончить университет.

Хотя на самом деле всегда очень тяжело доказывать родителям, что мое занятие – это нечто большее, чем просто хобби.

Им нравятся мои работы, критики от них не дождешься. Поэтому если хочу получить мнение со стороны, то в первую очередь показываю кому-то из более скептически настроенных знакомых.

Опасность женской груди: немного истории

Из страха перед законом социальные сети, возможно, начнут не просто блокировать контент, считываемый нейросетями как «порнографический», но и блокировать его авторов без права на помилование.

Во всяком случае именно так до сих пор работает цензура на американском телевидении — вспомним с оголенной грудью Джанет Джексон. В 2004 году во время выступления на Суперкубке (транслировался телекомпанией CBS в прямом эфире) Джастин Тимберлейк задел рукой костюм певицы так, что зрители могли целую секунду наблюдать оголенную правую грудь мисс Джексон (сосок остался под надежной защитой накладки). Суперкубок — событие, которое собирает у экранов телевизора миллионы американских семей (а смотрят его именно всей семьей), так что негативная реакция общественности не заставила себя долго ждать. Джанет обвинили в намеренной провокации, нарушении моральных устоев и прочих грехах, которые только можно приписать женщине, чью грудь увидели телезрители.

Представители национальной футбольной лиги объявили, что больше никогда не доверят MTV подготовку Суперкубка, а Федеральная комиссия по коммуникациям США в размере $550 тысяч. Причина — многочисленные жалобы граждан, требовавших защитить их от «произвола телевизионщиков», посмевших нарушить все правила приличия и показать программу сексуального содержания в детское время (с 6 утра до 10 вечера). Джексон отказалась от публичных извинений, из-за чего генеральный директор телеканала Лес Мунвес ее выступление на «Грэмми», а также выкупил эфирное время некоторых радиостанций, чтобы они не ставили песни певицы.

Этот инцидент также повлек изменения в законодательстве США — штрафы за неприличное содержание телевизионных программ с $27 500 до $500 000. Конгрессмены объяснили эту необходимость защитой детской психики: граждане Америки очень обеспокоены тем, что могут увидеть по телевизору их дети.

Важно отметить, что Конституция США (поправка о свободе слова) полную защиту содержания платных телеканалов — покупая подписку на кабельное телевидение или Netflix, вы совершаете выбор получать этот контент по вашему собственному желанию. Но как быть с социальными сетями, где, с одной стороны, вы можете сами моделировать свою ленту, а с другой — постоянно видите рандомный контент?. Если после президентских выборов в США у власти останутся республиканцы-консерваторы, которые любят при каждом удобном случае прикрываться семейными ценностями и заботой о детях, мы (не только сами американцы, но и пользователи продуктов американских айти-компаний) рискуем вернуться в 2004 год, а Рианне, Ким Кардашьян и многим другим придется извиняться за снимки в инстаграме

Если после президентских выборов в США у власти останутся республиканцы-консерваторы, которые любят при каждом удобном случае прикрываться семейными ценностями и заботой о детях, мы (не только сами американцы, но и пользователи продуктов американских айти-компаний) рискуем вернуться в 2004 год, а Рианне, Ким Кардашьян и многим другим придется извиняться за снимки в инстаграме.

Медсестра, архитектор… художница!

— В одном из интервью вы говорили, что по образованию — архитектор. Как вышло, что решили заняться картинами?

— У меня в жизни часто случаются парадоксы. Мое первое образование — медсестра. Я хотела поскорее уйти из школы — меня там мучили, мне не хватало свободы. Поэтому после девятого класса поступила в медучилище. Но побывав на практике в больницах и на операциях, я поняла, что медицина — это не мое и, наверное, я больше творческий человек. Поступила в архитектурный, закончила его, но по специальности никогда не работала. Потом занялась бизнесом, открыла свое дело.

Портрет Леонардо Ди Каприо

— А какой у вас бизнес?

— Не хотелось бы об этом говорить, пока это коммерческая тайна. Суть в том, что потом я переехала в Петербург, перенесла свой бизнес и став экономически независимой, смогла полностью посвятить себя искусству. Именно Петербург меня раскрыл как художника. Вся атмосфера здесь располагает к творчеству. Это невозможно объяснить. Думаю, до конца меня могут понять только творческие люди.

— Сразу стали рисовать телом?

— Нет. Я много лет занимаюсь монотипией — это отпечаток на бумагу с других гладких поверхностей. Ездила с выставками за границу. Потом стало интересно, что получится, если делать отпечатки с тела. Сначала это были абстрактные рисунки. Потом мне захотелось перейти на реалистичные изображения. Так я стала рисовать портреты. Всех секретов я не выдаю, чтобы не было конкурентов. Скажу только, что работаю всей грудью.

— Какой краской вы рисуете?

— Гуашью. Хорошая краска, легко смывается.

— Краска сушит кожу. Как вы с этим боретесь?

— Обычными кремами. Пока ничего со мной не происходит. Даже нет надобности обращаться к врачам.

Портрет футболиста Месси

— Девушка с любой грудью может рисовать картины?

— С большим размером удобнее. Но может, кто-то приспособится и с маленьким.

«Картины чаще покупают мужчины»

– Сейчас у меня уже не так много времени на то, чтобы делать что-то свое, – появилось много заказов. И продажи чаще всего происходят через Instagram. Обращаются с разными идеями. Например, сейчас вот рисовала петухов (смеется).

А однажды работу заказывал диджей: попросил написать что-то с виниловой пластинкой. Я накидала ему пару эскизов, он выбрал один из них: профиль девушки, а на фоне – нидерландский флаг, именно там это все и зарождалось. Это одна из работ, которые мне очень нравятся.

– А сколько стоят твои работы?

– Дорого. Если кто-то захочет купить или заказать у меня работу, пусть пишет мне в директ.

– Хм, ну ладно. А твои покупатели и заказчики – кто они?

– Чаще всего мужчины разных возрастов – однажды работу купил парень младше меня. Тогда-то я и поняла: если что-то нравится – деньги не проблема. Иностранцы тоже нередко берут мои работы: из Штатов, Канады, Украины.

Например, я познакомилась с американцем, который путешествует по миру. Он недавно мне написал, что ему очень понравился один из моих эскизов – девушка с самолетом. В итоге он его купил – я как раз сегодня ходила забирать деньги.

С женщинами работать намного сложнее, потому что каждая – всегда какая-то загадка. С мужчинами все четко: у них есть представление о том, чего они хотят и как. Поэтому с моей стороны просто придумала, спросила, нарисовала.

– Как думаешь, мужчин больше из-за того, что ты пишешь работы грудью?

– Не исключено. Но если людям нравится, то почему нет?

– Твои работы где-то выставлялись?

– Каких-то серьезных выставок не было. Но мои работы можно было увидеть в кафе: в ноябре – в «Буфете» на Зыбицкой, из недавних – Campus на улице Октябрьской. Они там висят с лета, и до сих пор можно прийти, посмотреть, выпить кофе и купить картину.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: личный архив героини.

«Что-то должно оставаться за кадром»

— Вы скромный человек?

— В каком-то плане да. Но мне кажется, что надо из себя это выживать. Сейчас не модно быть скромным. Надо о себе заявлять. В пределах разумного, конечно. По молодости мне тоже были присущи комплексы, но с возрастом они ушли, и я поняла, что все это ерунда.

— Но при этом вы отказываетесь оголяться на камеру. Другие художницы, рисующие грудью, делают это без проблем

— Это их право. Я, наверное, к этому пока не готова. Считаю, что не обязательно обнажаться полностью, чтобы это было интересно. Все-таки, что-то должно оставаться за кадром.

— Вы начали рисовать еще при советской власти?

Да, я рисую с самого детства. Но грудью, конечно, нет. Было такое время, что ничего нельзя. Я даже подумать об этом боялась. Меня бы наверно сразу из страны выгнали. Для меня время сейчас намного лучше. Каждый сам может устанавливать для себя какие-то рамки.

Материнство через фем-оптику

В 1970-х женские голоса в искусстве стали звучать все громче и настойчивей. Это совпало с открытием новых медиа, таких как фотография, видео и перформанс. Художницы быстро освоились с актуальными практиками, отводя центральную роль телу и стремясь разрушить его традиционное восприятие.

Венская акционистка VALIE EXPORT известна в первую очередь своими радикальными работами с сильным феминистическим уклоном. В 1976 году она делает серию цветных фотоколлажей, копируя жесты итальянской религиозной живописи, где представляет себя в виде Мадонны в окружении бытовых предметов — символов псевдоосвобождения домохозяйки в послевоенные годы.

В «Мадонне, рожденной от Пьеты Микеланджело» вместо тяжелых драпировок одеяния Девы Марии, на которых в оригинале покоится мертвый Христос, мы видим между ног художницы стиральную машину с красной тряпкой, выпадающей из открытого люка. Это имитация менструальной крови, которая даже после стирки не может быть уничтожена, потому что является частью природы женщины.

Вали Экспорт «Мадонна, рожденная от Пьеты Микеланджело» (1976)

«Эстетично — все, что выше пояса»

— Что вам говорят родители по поводу вашей манеры рисования?

— Поддерживают. Им нравится.

— Наверное, они у вас очень современные?

— Моя мама всю жизнь работала учительницей. Она была строгой женщиной. Воспитывала меня так, что у меня никогда не было свободного времени. То музыкальная школа, то еще что-то. Так что я привыкла к труду. Но с перестройкой ее взгляды поменялись. Как и мои.

С такими работами Ирина ездила на международные выставки

— В Германии есть женщина, которая рисует вагиной, а в Австралии мужчина пишет картины… пенисом. Как вы к этому относитесь?

— Я считаю, эстетично все, что выше пояса. Женскую грудь всегда воспевали поэты и художники, ее рисовали обнаженной… Я считаю, ничего плохого в этом нет.

Художница рисует и классическими методами

«На актерских курсах нужно было нарисовать картину грудью и продать ее»

– Серьезно рисованием я занялась недавно – в феврале прошлого года. Когда-то в детстве этим тоже увлекалась, ходила три года на кружок по рисованию, но затем все оставила. Потом была музыкальная школа, в которой проучилась семь лет – играла на скрипке.

А уже на втором курсе университета решила пойти на актерские курсы – там были упражнения: мы давали друг другу страшные и сложные задания. И мне нужно было нарисовать картину грудью и продать ее.

Это было безумно страшно. В итоге я нарисовала грудью абстракцию и продала работу на улице: просто подходила к прохожим на Зыбицкой, рассказывала о себе, показывала свою картину и все-таки продала ее. Правда, на тот момент это были не такие большие деньги, если сравнивать с тем, что я зарабатываю сейчас. Но тогда я подумала: почему бы и дальше не писать картины?

«Эта работа сделана в двух экземплярах. И один из них находится у Влада Бакея: я ему ее подарила – мне просто нравится его музыка».

– Одна из твоих самых известных работ – портрет Александра Лукашенко. Как пришла идея сделать такую работу?

– Спонтанно. В конце концов, надо же делать что-то необычное, выходящее за рамки. Писала портрет исключительно из художественных побуждений: эмоция, фактура. Но никакого политического подтекста в этом нет – я в политику не лезу и не собираюсь.

Работу эту купили буквально через час, как она появилась в Сети, но цену озвучивать не буду.

– Ее купил кто-то известный?

– Нет, это просто молодой человек, который до этого уже покупал у меня одну из моих работ.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для молодой мамы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector