«мой ребенок не хочет жить…»

«Хочу, чтобы как раньше…»

Смена места жительства неизбежно ведет за собой и смену детского учреждения, которое посещал ребенок. И это тоже является одной из составляющих стресса, который переживает ребенок при переезде.

Другой садик, другие воспитатели, которые совсем не знают вашего малыша. Они будут присматриваться к вашему ребенку и, вполне возможно, иначе реагировать на его трудности, по-другому предъявлять требования, по-иному выстраивать с ним отношения. Необходимость вливаться в новый коллектив детей и одновременно подстраиваться под новых взрослых, — стрессовая ситуация, даже без осложняющих факторов.

Кроме того, сильные эмоциональные переживания, которые испытывает ребенок при переезде, могут дать неожиданные реакции, как будто бы и не связанные с переменой места жительства.

Из письма. «Недавно мы переехали на новое место жительства, и сад пришлось сменить. Ребенка настраивали на то, что теперь у нее будет новый садик, в котором будут новые детки, которые станут ее друзьями (она у нас девочка достаточно общительная), и новые воспитатели. Настраивала я ее на новый лад заблаговременно (за несколько месяцев), хотя она у меня достаточно адекватный ребенок, но я все-таки волновалась и переживала. Сначала все пошло хорошо, но на пятый день случился конфликт из-за забытого дома сарафана. Дочь очень расстроилась, долго не могла успокоиться и воспитатель строгим голосом сделала замечание. Увидев вечером папу, ребенок бросился ему на шею, начал умолять забрать ее домой. С тех пор она не хочет ходить в сад. Каждое утро начинается с истерики…»

Чувства, которые испытывает ребенок при переезде, могут быть самыми разными: опасения, что у него не будет друзей, сожаления об оставленных «там» знакомых детях и взрослых, грусть от расставания с любимыми вещами, повышенная напряженность, тревожность, связанные с периодом адаптации. Иногда это беспокойство, причин которого не может понять сам маленький человек, а если и понимает, не всегда находит того, кому можно выразить все те эмоции, которые его переполняют. И тогда происходит срыв в самом неожиданном месте и самым неожиданным образом. Иногда это внезапные слезы, иногда – вспышка злости, иногда – просто подавленное состояние и пониженный фон настроения.

Школьникам порой приходится еще тяжелее, так как перемена образовательного учреждения может негативно сказаться на успеваемости. На сложности подстроиться под требования новых взрослых (учителей) накладываются необходимость адаптироваться в уже сложившемся детском коллективе, разница в программах, а порой – и не оправдавшиеся ожидания от получаемых оценок или отношения новых одноклассников .

Еще одной трудностью может стать невозможность продолжить то увлечение, которое было у ребенка на предыдущем месте жительства. Дзюдо, кружок кройки и шитья, рок-н-рол – любое увлечение может быть очень важным, так как через него ребенок решает важные для него личностные задачи: реализовываться и раскрывать свои способности, чувствовать себя успешным, находить единомышленников.

Выслушать другую сторону и договориться

— Что же делать? Какие ошибки еще могут допустить родители?

— Главная наша ошибка как родителей — когда мы думаем: ну вот сейчас быстренько разрулим конфликт, пригрозим обидчику, и все. На самом деле это долгий процесс. То есть мы вмешиваемся, призываем обидчика к порядку — после этого смотрим, контролируем, перестал ли Вася обижать Машу или не перестал. Контролируем через неделю — что изменилось. Через месяц. Через пару месяцев. 

И лучше начинать с выслушивания обеих сторон. То есть мы выслушали, что-то сказали, чем-то пригрозили. После этого мы дали ситуации измениться и смотрим — сработало или не сработало. 

Так что, если уж родитель входит в конфликт детей, он, во-первых, должен быть готов выступать как миротворец, а во-вторых, должен помнить, что это работа вдолгую, не на один день.

— А если у родителя есть намерение без агрессии, без насилия разобраться с обидчиком ребенка, можно ли общаться с чужим ребенком наедине, без присутствия его родных взрослых?

— Есть практика, а есть теория. В теории нехорошо, конечно, разговаривать с ребенком без присутствия его взрослых представителей. Но на практике почти всегда так и происходит. Очень мало случаев, когда участвуют прямо Монтекки и Капулетти — семья с одной стороны, семья с другой стороны. Это ситуация должна накалиться до такого градуса, когда в нее вовлекается множество людей. Обычно, когда конфликт между детьми и вмешивается родитель, он не ждет, когда появятся чужие родители. 

Имеет ли право родитель как-то строго разговаривать с чужим ребенком? В разумных пределах, наверное, да. Что при этом чувствует этот чужой ребенок? Гамму очень неприятных чувств. Разрушительна ли она? Ну, обычно нет. Травмирует ли она его на всю жизнь? Вряд ли. Тем более, раз уж он в этой ситуации оказался, у него, очень вероятно, тоже есть сложности с агрессией. И когда его поведение встречает отпор, осознание, что за жертву есть кому заступиться, часто отрезвляет.

— Как поговорить с родителями обидчика, чтобы их не заклинило на ситуации, что они ребенку верят и он такого не мог сделать?

— Ну, всегда полезно начать с того, чтобы выслушать другую сторону. Начинать не с обвинений, а с выслушивания — хотя это очень сложно, соглашусь. Мы говорим, другая сторона говорит, как она нас услышала, с чем она согласна, с чем не согласна. И так, пока не договоримся.

По большому счету, наша задача в таком разговоре одна — чтобы вторая сторона согласилась с тем, что эта ситуация не должна повторяться.

— А если мы настроены на конструктивный спокойный диалог, а в ответ слышим нахальный ор?

— Бывает и так, к сожалению. Это очень обидно. Но мы не всесильны.

Нет никакого волшебного способа превратить хама в человека, способного нас слышать.

И если мы чувствуем, что силовой перевес не на нашей стороне — нам ничего не остается, кроме пути смирения. Увы.

— А о чем можно попросить родителей обидчика? 

— Поскольку наша задача — сделать так, чтобы ситуация не повторилась, переговоры мы ведем именно про это. Мы играем в сотрудничество со второй стороной и говорим: «Давайте мы будем делать так, так и так. Вы согласны?» Нам отвечают: «Да, мы согласны»

Мы уточняем: «А вы согласны с чем?» Важно, чтобы вторая сторона проговорила, что она нас услышала и на что именно она согласна. 

— Если, например, очень важно, чтобы наш ребенок получил извинения, а та сторона отказывается их принести?

— В жизни бывают ситуации, когда нам важно что-то получить, а другая сторона отказывается это дать. Тут опять же нужно взвесить наши силы и силы другой стороны, и понять, можем мы силой выбить эти извинения или не можем? Если можем — ну, давайте попробуем

Если нет — то нет.

Нормативно-правовая база

Список законодательных актов Перечень статей
Семейный кодекс России 57 статья–возможность малолетнего ребёнка на высказывание своего мнения при обсуждении мамой и папой семейных вопросов. 61 статья–провозглашает равенство мамы и папы в правах и обязанностях при воспитании маленьких детей. 66 статья–правила, согласно которым мамы и папы должны убирать разногласия, касающиеся общения с маленьким ребёнком. 78 статья–обязательность участия учреждения опеки в судебных тяжбах, касающихся согласования графика встреч маленького ребёнка и родителей.
Гражданский процессуальный кодекс России 24 статья – семейные дела, относящиеся к подведомственности районного суда. 28 статья – правило о подсудности семейных споров по месту жительства ответчика. 32 статья – возможность установления договорной подсудности. 131 статья – составные части искового заявления. 132 статья – документы, прикладываемые к заявлению истца.
Налоговый кодекс России (часть 2) 333.36 статья–освобождение истцов от оплаты госпошлины при подаче требований, имеющих своей целью изменить участие в воспитательных мерах или режим встреч родителя, живущего не с ребёнком.

Влияние эмоционального состояния мамы на ребенка

Если говорить о последствиях и влиянии маминого эмоционального состояния на ребенка, безусловно, оно значительное. Нередко на консультациях удается понять, что причины беспокойства ребенка, нарушения сна или пищеварения, сложности или изменения с процессом грудного вскармливания, а также появление психосоматических расстройств у совсем маленького ребенка (дерматиты), являются не столько причиной маминого эмоционального состояния, сколько следствием. Т.е. мама тревожится, устала и раздражена не потому, что у ребенка сложности со сном. Наоборот — сложности со сном у ребенка ПОТОМУ, что мама тревожна, раздражена и напряжена. Малыши очень зависимы от мамы и возможностей сообщить окружающим о своих потребностях у них не много. Они не могут сказать: «Мне страшно», «Мне это не нравится». Часто тело является их единственным способом отреагировать на происходящее вокруг. Перинатальная психология считает важным психологическое состояние пары (не только мамы) на течение беременности. Что уж тут говорить о значимости и связи психологического состояния мамы и малыша. Фраза «Лучшее, что можно сделать для того, чтобы ребенок был счастлив — быть счастливыми родителями» начинает работать с момента зачатия. Тревожность, напряжение, раздражительность мамы, конечно, не может пройти бесследно для малыша.

Современные дети не знают слова «ябеда»

— И унижая другого ребенка перед своим, мы же подаем плохой пример?

— Вообще говоря, да. Нельзя унижать своих перед чужими, чужих перед своими. Вообще, унижать не надо никого. Если у нас есть сила и есть уверенность в своей силе, мы скорее будем великодушны.  

— Такое вмешательство не несет репутационных рисков для ребенка? Не будут ли над ним смеяться — «Ты ябеда, сам за себя постоять не умеешь»?

— Для современных детей это не так. Но этот миф рожден, я подозреваю, советской историей, в которой дети вынуждены были со всем разбираться сами. Революция, голод, беспризорники, гражданская война, Великая Отечественная война — огромное количество детей росло фактически на улице и жило по законам стаи. Ты слаб? Тебя сожрут. Смеешь жаловаться? Опять сожрут. Ты займешь достойное место в стае, только если ты силен, зол и готов за себя «постоять». 

Почему дети годами терпят издевательства одноклассников

В современном мире, где нет войны, детям гораздо выгоднее уметь воспользоваться ресурсом, который у них есть. А родители, их возможности, сила убеждения и способность встать на сторону ребенка — это ресурс. Как показывает практика, современные дети про слово «ябеда» уже не вспоминают, а многие его и не знают. В наших головах оно еще есть, а у них уже нет. Для них это нормально, что другой ребенок опирается на родителя.

— А что, если в разрешении такого конфликта прибегнуть к нестандартному решению? Пример: ребенок ходит в кружок и его достает, всячески поддевает мальчишка старше. И тогда папа ребенка надевает куртку, как у Рэмбо, приходит к концу занятий, встает в раздевалке и 10 минут мрачным тяжелым взглядом смотрит на задиру. Не произносит ни слова, просто смотрит. И это помогло, задира отстал.

— Это прекрасное творческое решение, которым можно только восхититься! Иногда не нужно угрожать, не нужно даже ничего говорить. Вторая сторона тоже чувствует интуитивно, что не то что-то делает. И прекрасно реагирует на такие даже не высказанные угрозы. Так что да, есть смысл подойти к проблеме креативно.

История из жизни

«После развода Ольга М. воспитывала дочь Марину самостоятельно, без поддержки со стороны отца ребенка. Денег в семье постоянно не хватало, потому женщина была вынуждена несколько лет работать на двух работах, приходила домой поздно вечером и не могла уделять дочери достаточно внимания. По мере взросления ребенка в семье участились конфликты: Марина обвиняла мать в разводе, утверждала, что Ольга М. не позволяет отцу навещать её, упрекала в холодности и безразличии. Во время острых конфликтов в речи девочки мелькали фразы, которым Ольга поначалу не придала значения, считая эмоциональным шантажом: «Лучше умереть, чем так жить!», «Хочу уснуть и не проснуться», и т.д. Ольга всерьез испугалась, когда обнаружила в истории браузера ссылки, которые её дочь забыла удалить: 12-летняя девочка искала в Сети советы, как можно быстро и безболезненно уйти из жизни».

Что в таких случаях делать родителям? Нельзя заниматься нравоучениями, высмеивать подростка, устраивать скандал, выносить проблему на общее обсуждение. В первую очередь, нужно постараться вызвать подростка на доверительный разговор тет-а-тет и предложить вместе посетить центр психологической помощи. Ребенок должен знать, что его проблемы можно решить.

Поговорив с дочерью, Ольга предложила вместе съездить в центр психологической помощи, не упоминая, что обнаружила в истории браузера напугавшие её ссылки. На встречах с психологом Марина вначале вела себя замкнуто, «раскрывалась» с неохотой. Девочка признавалась, что дороже и ближе матери у неё человека нет. Вместе с тем, у Марины было острое ощущение, что она лишь обуза для семьи, что именно из-за нее им так тяжело. Случалось, что Ольга в порыве гнева бросала фразы типа: «Если бы не ты, мне бы не приходилось пахать как лошадь. Я все для тебя делаю, а ты даже спасибо мне порой сказать не хочешь».

Мать была обижена на дочь, что та не желает помочь ей хотя бы с домашними хлопотами, а дочь – злилась на то, что единственный родной человек как будто не замечает ее, не видит ее слез и переживаний, «даже в кино со мной ни разу не сходила». Встречи с психологом иногда проходили только с девочкой и были направлены на стабилизацию ее эмоционального состояния, иногда – только с матерью, где разбирались семейные конфликты и пути выхода из них, а чаще – совместно, чтобы помочь научиться понимать друг друга. После работы со специалистом доверительные отношения матери и дочери удалось восстановить, после чего депрессия и суицидальные мысли больше не возвращались к ребенку».

Судебная практика

Спор был рассмотрен Усть-Джегутинским районным судом Карачаево-Черкесской республики в июле 2017 г.

Отец передал судье заявление с просьбой определить периодичность общения с маленьким сыном, потому что мама препятствует их встречам. Истец заявил, что мобильные телефоны для сына, передаваемые им бывшей сожительнице, она забирает себе. С ребёнком ответчица даёт поговорить лишь после того, как истец даст ей деньги.

Ранее он пытался договориться с матерью сына мирным путём и заключить соглашение, но его попытки не увенчались успехом. Поэтому он вынужден был подать исковое заявление. Требования отца заключались в следующем:

  1. Общение по сотовой связи ежедневно с шести до семи часов вечера.
  2. Любую четвёртую неделю каждого месяца с шести часов вечера пятницы до восьми вечера воскресенья папа может встречаться с несовершеннолетним в жилье, принадлежащем истцу. На этих встречах ответчица присутствовать не может.
  3. Ежегодно с шестого июля по шестое августа совместные каникулы без присутствия бывшей сожительницы.

Ответчица не согласилась с истцом и объяснила, что она согласна на общение истца и её сына, но только в её присутствии.

Представитель от учреждения опеки рассказала судье, что не нашла оснований, которые могли бы выступить причиной отказа истцу.

Суд, изучив материалы и выслушав доводы сторон, пришёл к выводу: притязания истца необходимо удовлетворить полностью в связи со следующими причинами:

  • Хотя истец и ответчица не заключали официальный брак, не проживали вместе, отец выплачивает денежные средства на обеспечение сына. Причём ответчица требовала алиментов по суду, поэтому судебный орган пришёл к убеждению о добровольности действий отца.
  • Ответчица не стремилась урегулировать конфликт внесудебными способами и заявила представителю от органа опеки о том, что спор между ней и истцом не может быть решён иным способом, кроме судебного разбирательства.
  • По результатам обследования психологами ребёнка было выявлено, что сын отдаёт предпочтение матери, но испытывает положительные эмоции по отношению к отцу. Каких-либо негативных переживаний, связанных с отцом, обнаружено не было.
  • Из акта исследования жилья ответчицы и истца следует, что их жилая недвижимость соответствует установленным законодательством требованиям, пригодна для пребывания в нём несовершеннолетнего.
  • Когда мальчик жил вместе с папой, он посещал частный детсад, который был оплачен истцом. Таким образом, истец проявлял свою заботу о сыне и о его развитии.
  • Ответчица не привела доказательств, подтверждающих, что истец негативно влияет на психику или нравственность ребёнка. В свою очередь, она сама мешает реализации законных родительских прав истца.

Обстоятельства для определения порядка общения с ребёнком

Основными критериями, которыми руководствуются судьи, определяя время встреч родителя, проживающего отдельно, с несовершеннолетним ребёнком, являются:

  1. Возраст ребёнка. Чем он (она) младше, тем с большей вероятностью суд ограничит время общения с ним несколькими часами в месяц.
  2. Состояние здоровья несовершеннолетнего. Если ребёнок является инвалидом или страдает каким-либо хроническим заболеванием, то суды зачастую не позволяют ребёнку встречаться с родителем, живущим отдельного от него, вне места жительства несовершеннолетнего и в отсутствие второго родителя.
  3. Степень привязанности к проживающему отдельно родителю. Суды трактуют этот критерий следующим образом: чем больше времени прошло с момента последней встречи, тем сильнее ослабла привязанность ребёнка к истцу. Поэтому на первые несколько месяцев (обычно от 3 месяцев до полугода) судьи ограничивают время для общения, мотивируя своё решение тем, что поначалу длительные встречи могут нанести несовершеннолетнему психологическую травму.

В судебной практики, систематизированной Верховным Судом России, указываются дополнительные критерии, выявленные российскими судами в ходе разбирательства подобных дел. Они указаны и разъяснены в таблице.

Критерии оценки Комментарий
Наличие у истца благоустроенного жилья, если он планирует забирать ребёнка к себе на время, выделенное для общения. Суд обязан удостовериться, что в жилище истца есть условия для воспитания и развития несовершеннолетнего и что в результате их общения ребёнку не будет причинена психологическая травма или нанесён ущерб нравственному развитию. По указанию судьи учреждения опеки проводят обследование жилой недвижимости истца на предмет наличия игрового места для ребёнка, места для сна и т.д. и оформляют результаты в виде акта.
Режим дня несовершеннолетнего Он определяется на основе опросов ребёнка и родителя, живущего вместе с ним. Если режим ребёнка не совпадает с требованиями истца, например, истец просит о встречах каждую субботу с 13 до 16 часов, а в это время ребёнок спит, то суд с большой степенью вероятности откажет истцу в удовлетворении его притязаний и назначит время для встреч, например, утром или вечером.
Удалённость дома истца от дома, где живёт малолетний ребёнок Этот критерий оценивается судом исходя из ответа наследующие вопросы: стоит или не стоит позволять истцу забирать ребёнка к себе на время общения с ним, не повредит ли это здоровью ребёнка? Этот вопрос решается каждым судьёй индивидуально, и здесь нельзя дать точные рекомендации. Законом не установлен предел расстояния между домами истца и ребёнка, поэтому если для одного судьи 5 километров – это слишком далеко, то для другого 30 километров – вполне нормальное расстояние.

Инструкция по разрешению конфликта

— Как же правильно разрешить конфликт своего ребенка с чужим? Распишем пошагово?

  • Надо оценить расклад сил, попробовать немного успокоиться самим. Оценить, насколько велика угроза для ребенка. Оценить, насколько адекватна и договороспособна другая сторона. Одно дело, когда обидчик — мальчик с интеллигентными родителями. Другое — когда это совершенно разболтанный ребенок родителей с алкогольной зависимостью. 
  • Оцениваем свои силы и вырабатываем стратегию. Готовы ли мы идти разбираться и скандалить? Все очень индивидуально и зависит от того, какие у нас в семье есть ресурсы и как мы умеем выходить из конфликтных ситуаций.
  • Стараемся выслушать обе стороны. Две стороны говорят в присутствии третьего, каждый описывает свою версию событий. Такая очная ставка.
  • Продумываем действия сторон, составляем для них новые правила. Что-то неприемлемое запрещаем. Смотрим, что будет проще — может быть, уйти от конфликта или посотрудничать.
  • Через какое-то время мы возвращаемся — ни в коем случае этот пункт нельзя пропускать! — и контролируем эффективность наших действий. Что получилось, что нет? Может, надо провести какую-то «работу над ошибками», еще кого-то дослушать, кому-то пригрозить, напомнить о договоренностях?

И важно, чтобы никто в этой истории не был сильно унижен. Унижение — это всегда напряжение в системе, эскалация конфликта, и все становится только хуже

Трудный возраст

Истинные попытки суицида редко встречаются у детей дошкольного и младшего школьного возраста. Это связано с тем, что маленькие дети практически полностью зависимы от родителей, у них только начинается процесс самоидентификации, поиска своего «Я», а потому мысль, что можно причинить боль самому себе или, в особенности, совершить попытку ухода из жизни, пока не приходит им в голову. С 14-летнего возраста число подростковых суицидов резко возрастает, достигая максимального пика в 16-19 лет. Хотя девушки в три раза чаще пытаются наложить на себя руки, две трети попыток, завершившихся смертью, приходится на юношей. Связано это с тем, что мальчики обычно выбирают жесткие экстремальные способы: прыжки с высоты, повешение, отравление сильнодействующими ядами.

Почему дети решаются на этот отчаянный шаг? В подавляющем большинстве случаев причиной становятся конфликты в семье, потеря доверительной связи с самыми близкими людьми – матерью и отцом, дефицит любви с их стороны, отсутствие поддержки и взаимопонимания, чувство одиночества, сомнения в собственной ценности. На втором месте этого печального рейтинга – проблемы в школе, включающие в себя плохие оценки, конфликты с преподавателями и травлю со стороны сверстников. Чем старше ребенок, тем чаще причиной попыток наложить на себя руки становится несчастная любовь и проблемы в сексуальной сфере.

В своей работе психологи очень часто сталкиваются с тем, что субъективное восприятие подростков очень сильно отличается от той реальной ситуации, которая существует. Например, родители говорят о том, что в семье много уделяется внимания детям, что все выходные проводятся вместе, что все сделано для того, чтобы у их отпрыска была хорошая модная одежда и гаджеты «не хуже, чем у других». Но нечаянно брошенные фразы в беседе с психологом, результаты психологической диагностики, рисунки, которые создает подросток, — все выражает крик о ненужности и непонятности.

Отчасти это происходит потому, что у подросшего ребенка другие критерии любви. Ему может казаться, что запреты и критика родителей, выставление требований к выполнению домашних обязанностей и школьной успеваемости, — придирки. На приеме психолога 14-летний мальчишка, попавший в кабинет специалиста после демонстративной суицидальной попытки, сказал: «Её (мать) волнует только то, что у меня в дневнике и в комнате, а на то, что у меня в душе ей плевать». Неправильное восприятие реальности и сильные душевные переживания приводят к тому, что подросток находит все новые и новые доказательства того, что он ничего не значит для окружающих, что «всем будет легче без него». День ото дня растет уверенность, что ничего изменить нельзя.

Наиболее важный фактор, который приводит к попыткам наложить на себя руки – чувство безнадежности. Ребенок не видит другого выхода, не знает, что его проблемы могут быть решены.

Что происходит с партнерскими отношениями.

Они меняются однозначно. Неслучайно в классификациях кризисов семьи, один из самых значительных связан с появлением ребенка, а около 20 процентов пар распадаются, не сумев пройти этот кризис. Появление нового маленького члена семьи может обнаружить еще больше различий партнеров в представлениях, ценностях, установках и ожиданиях друг от друга. «Кто такой хороший папа/мама», «Кто должен быть ответственным за те или иные обязательства», «Как правильно воспитывать ребенка?». Столкновение этих различных ценностей и концепций становится причиной участившихся конфликтов. Хорошо, если у партнеров было время до рождения ребенка уже завести правильные традиции разрешения конфликтов. Если партнеры уже умеют говорить о своих чувствах и ожиданиях, способны услышать другого и объединиться вокруг общих сложностей.

Кроме этого, появление ребенка предполагает новые нагрузки, ответственность, обязательства. Об их распределении нужно как-то уметь договориться. Необходимы силы, не только физические, но и эмоциональные. И чтобы их высвободить, каждому из партнеров необходимо отказаться от чего-то привычного и, возможно, любимого в своей собственной жизни. Попытки же сохранить прежний уклад жизни и совместить это с заботой о ребенке и о своих меняющихся партнерских отношениях часто приводят к эмоциональному истощению, усталости, ощущению, что ничего не получается.

Еще одна сложность, которая встречается в парах молодых родителей — это смешение ролей супружеских и родительских. Когда вопросы отношений между нами, как любящими друг друга людьми, хронически переносятся на задний план

Очень важно находить возможности и организовывать время, которое вы посвящаете друг другу, говорите о своих переживаниях, интересуетесь жизнью друг друга, проводите время с удовольствием, обсуждайте как каждый из вас переживает изменения в вашей семье

Несмотря на то, что партнерские отношения проходят непростое испытание в период появления ребенка, хочется сказать о том, что любой кризис – это возможность развития и перехода на другой этап, который может сделать отношения зрелее и сильнее.

Пункт 2. Я давлю на него во время занятий или игр

Да, нам ведь хочется, чтобы у ребенка все получалось! А он отвлекается, не может сконцентрироваться, не слушает, отказывается выполнять просьбу.

Если не давить, то он не покажет, на что действительно способен. Вот Вася схватывает на ходу! А Маша в 2 года уже стихи наизусть рассказывала.

Конечно же, я пошутила. Всё совсем не так.

Все Маши и Васи разные

Кто-то в 2 года читает стихи наизусть, но с самоконтролем могут быть нелады и ребенок будет закатывать истерики. Другой же толком не может «Уронили мишку на пол запомнить», но выстраивает фантастические города из кубиков и спокоен, как танк. Почитайте статью: как дети воспринимают истерики взрослых.

Чтобы вам было проще не давить на ребенка, найдите сферу, где ваш ребенок проявляет выдающиеся способности. Не надо думать, что такого нет. Такое однозначно есть, надо внимательно присмотреться к ребенку.

Когда стоит обратиться к психологу

Помнить обо всех вышеописанных трудностях необходимо, чтобы вовремя среагировать на то, что происходит с ребенком. Вместе с тем, есть ряд тревожных признаков, когда лучше сразу обратиться за консультацией к специалисту. В нашей практике мы сталкивались с тем, что в связи с переездом у детей возникали следующие сложности:

1. Изменение эмоционального состояния. Немотивированные эмоциональные всплески (слезы, истерики, приступы агрессии) без явных на то причин, когда сила чувств явно не пропорциональны причине их вызвавших. Либо, напротив, подавленное состояние, отсутствие интереса к тем делам и занятиям, которыми раньше ребенок увлекался.

2. Неожиданное ухудшение школьной успеваемости (или же повышенное количество жалоб на поведение) ребенка по сравнению с предыдущим детским учреждением.

3. В течение нескольких месяцев ребенок так и не завел новых друзей, при этом часто вспоминает старых. Сам говорит о том, что с ним не дружат, его обижают и т.п. Ведет себя нехарактерным для него образом. Например, постоянно жалуется или, напротив, сам очень недоброжелателен к другим детям, хотя раньше такого не было.

4. Резко ухудшились отношения дома. Выросло количество конфликтов, ребенок обижается, злиться, нарушает запреты, которые раньше соблюдал и т. п.

5. Появились неврологические расстройства. Например, заикание, тики, энурез и т.д.

6. Ребенка не оторвать от компьютера или телевизора, попытки повлиять на ситуацию, ограничить общение с техникой не ведут к улучшению ситуацию.

к детскому психологу

Узнать подробнее об услугах Центра и записаться на прием можно по телефону (812) 640-38-55 или заполнив форму ниже.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для молодой мамы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector