Подросток не учится и лежит на диване. но это не значит, что вы должны кормить его с ложки

Взрослый не должен просить ребенка о помощи

— Сегодня много внимания уделяется безопасности, с детьми все постоянно разговаривают, учат, как себя уберечь. Тем не менее, случаи нападения на детей, похищения происходят. Стало ли их меньше, а общество — безопаснее для детей?

— Сегодня абсолютно не уделяют время и внимание безопасности. Мы за осенне-летний период нашли двух детей, умерших от удара электротоком

Они прятались в трансформаторных будках. Вот такой уровень безопасности сегодня у детей: они не знают, что ток убивает. А взрослые воруют двери с будок, потому что их можно сдать на металлолом. Так что недостаточно сил и средств взрослые тратят на технику безопасности.

— Как быть? Ввести в школе дополнительные уроки по ОБЖ? Запустить социальную рекламу?

— ОБЖ начинается в средней школе, а надо с первого класса внедрять уроки о детской безопасности — на уроках по окружающему миру, на классных часах. Конечно, нужна социальная реклама, потому что мы должны заинтересовать и взрослых. Как только мы воспользуемся всеми возможными инструментами, может быть, это нам поможет. 

Сейчас мы не занимаемся детской безопасностью. И личной безопасностью каждого человека не занимается никто. 

Дети не знают, что делать, если они окажутся на природе, в лесу. В части учебников написаны советы, которые помогут умереть быстрее, чем выжить. Нет ничего такого, что давало бы мне возможность смотреть и радоваться: как здорово тут все организовано. Скоро похолодает, и каждый день дети будут проваливаться под лед.

— Какие ошибки совершают дети, общаясь с незнакомцами?

— В самом вопросе уже содержится ответ. Дети общаются с незнакомцами — это и есть ошибка. Каждый родитель должен научить ребенка не вступать ни в какие разговоры с незнакомцами, хоть это и выглядит как паранойя. Взрослый не должен просить ребенка о помощи, это выглядит странно. Взрослый должен просить о помощи взрослого. Если взрослый о чем-то просит ребенка, это должно срабатывать как триггер опасности. 

Желательно минимизировать перемещения ребенка в одиночестве. Большая часть малых городов живет в таком ритме, что дети сами везде ходят и ездят. Возить детей в школу и домой должны школьные автобусы, и это задача муниципальных властей — сделать свой район безопаснее. Территории вокруг школ и садов должны быть убраны и причесаны.

— А как учить детей помогать? Эмпатии? Мы ведь хотим вырастить их отзывчивыми людьми.

— Пусть дети помогают детям. Если родитель хочет развивать эмпатию у ребенка, могут вместе заниматься любой социальной деятельностью. Можно выкармливать лесных ежей, собирать и сортировать мусор, как угодно взаимодействовать с обществом — но вместе с родителями и учителями. Не надо ребенку это делать автономно. Если мы говорим про безопасность, я не могу дать другого совета. Идея безопасности входит в конфликт с идеей вырастить человека, который эффективно взаимодействует со всем обществом. Но безопасная среда — это среда, в которой мало коммуникаций.

— Помимо того, что нельзя общаться с незнакомцами, каким главным вещам нужно научить ребенка?

— Кричать, громко отстаивать свою позицию. Личному пространству — никто не может прикасаться к телу ребенка без его согласия и об этом все должны знать. Ребенок должен наизусть знать телефоны родителей, бабушек и дедушек, уметь звонить в 112 и контролировать зарядку телефона. Родители не должны в качестве наказания отбирать телефон, нельзя оставлять ребенка без связи. Члены семьи должны установить программы по контролю местоположения друг друга, чтобы повысить уровень той самой совместной безопасности. На сайте отряда есть советы на эту тему. Есть школа «ЛизаАлерт», где мы учим детей всему этому и еще кричать.

Некуда пойти без страха быть упрятанным в психбольницу

— Сегодня психиатрия что-то предлагает для лечения и сопровождения таких людей?

— Глобально — нет. Некуда пойти человеку, который чувствует, что с ним что-то не так и его интересы расходятся с современными нормами общества. Некуда пойти без страха быть упрятанным в психбольницу

Если мы говорим не о совершении преступления, а о профилактике, важно сохранение анонимности. Важно, чтобы этот человек мог продолжать жить там, где он живет, работать и в него не тыкали бы пальцем

Для таких решений нужна определенная смелость, необходима социальная реклама, чтобы всей страной выйти на этот уровень. Эту работу надо проводить с большим количеством уже привлекавшихся людей и тех, кто на нее готов.

— Вы говорили, что «потенциальных преступников можно отлавливать на их интересах в сети». За каждым следить? Или только за теми, кто ранее был судим? И как следить?

— Если посмотреть на запросы в поисковых системах, можно здорово удивиться. Мы проводили эксперимент: наши добровольцы вели фейковый аккаунт якобы от лица 12-летней девочки. Количество контактов взрослых мужчин с этим аккаунтом превысило разумные пределы. Причем это был не вызывающий аккаунт, там были игры, немного фотографий. Чтобы мы этот эксперимент могли посчитать законченным, должен был появиться кто-нибудь, кто начнет предлагать секс и убеждать, что секс — это норма для 12-летнего ребенка. Я думал, мы будем охотиться полгода, вы не поверите, нам хватило две недели. И количество таких предложений было неадекватно огромным. 

Сети — большая опасность для ребенка в том виде, в каком они есть сегодня.

Соцсети, популярные в мире, более серьезно относятся к детской безопасности, там стоят более мощные фильтры. То, что происходит в России, требует проработки. Контроль людей в соцсети — это не вопрос контроля преступников, это один из методов профилактики. Но нужно сделать не подразделение в Следственном комитете или полиции, а пул специалистов, которые будут заниматься только этим: врачи, технари.

— В Тюмени чуть не случился самосуд над обвиняемым в убийстве Насти Муравьевой. О чем это говорит, на ваш взгляд? Люди не верят в правосудие?

— Это естественная обычная реакция. Это происходит везде, где случаются убийства детей. В Саратове была такая же история в октябре 2019 года. В каждом месте, где арестован подозреваемый, огромное количество людей (кстати, их больше, чем тех, кто готов выходить на поиски) выходят побить камнями, палками подозреваемого. Так устроены люди.

Ты достал! Как я от тебя устала! Как мне все это надоело!

После этих слов ваш подросток поймет: он обуза для родителей, он надоел и не нужен. Это сильный удар по вашей связи и по его уверенности в своем благополучии. Слыша такие слова, подросток теряет опору, которой должны быть вы. Даже если он правда вас достал, возьмите себя в руки и найдите более точные и не такие ранящие слова. Расскажите о своей тревоге, сомнениях, посоветуйтесь с сыном или дочкой, как можно решить повторяющуюся проблему. И пусть проблема не заслоняет самого ребенка.

Замена: Что будем делать? Хорошо бы разобраться с этим и зажить спокойно.

Чтобы подростковый возраст протекал мирно, выбирайте правильные слова, благодарите и хвалите детей, подкрепляйте их внимательное отношение своей теплотой и заботой. И тогда постепенно рядом с вами окажется ответственный и договороспособный взрослый человек.

Фото: www.pexels.com

«Никого не заинтересовал одинокий ребенок на платформе»

— Если я иду по улице и слышу крик ребенка, что я, сознательный гражданин, должна сделать? Особенно, если я — женщина, которая не умеет драться?

— У любого человека есть возможность громко говорить и кричать, привлечь внимание, и это самый эффективный прием. Если ребенка на ваших глазах засунули в автомобиль, нужно запомнить номер и цвет машины

Так ребенка спасли в Оренбурге, были известны цвет и марка автомобиля похитителя. Нужно позвонить на 112 и сообщить эту информацию. Ваш звонок на 112 формально является заявлением, и с этого момента начинается активная работа по спасению ребенка. 

Чем активнее будут граждане, чем больше людей будет реагировать на одиноких детей, тем лучше. 

У нас ребенок недавно умудрился из Москвы уехать в Калужскую область на электричке. Никого не заинтересовал одинокий маленький ребенок ни на платформе, ни в поезде. Это регулярная история перемещения маленьких детей, которые не интересуют окружающих.

Если вы обнаружили одинокого ребенка, не нужно его никуда вести. Ждите полицию там, где вы ребенка обнаружили. Это обезопасит вас от обвинений в его похищении.

— Девятилетнюю Викторию Гнедову из Орловской области ищут с июня 2021 года, «Лиза Алерт» возобновила поиски в связи с «вновь открывшимися обстоятельствами». Что там сейчас происходит, почему поиски вновь начались?

— В интересах следствия мы не можем говорить об этом. Проделано невероятное количество работы. Тысячи километров пройдено ногами, работали собаки, вертолеты, беспилотники. Поиск идет в плотном взаимодействии с полицией, Следственным комитетом. И рано или поздно поиск закончится.

— За последние несколько лет какие поиски были самыми тяжелыми? 

— Два года назад мы искали девятилетнюю Лизу Киселеву в Саратове. Девочка исчезла по дороге в школу. На поиски ребенка вышли сотни людей. Убийца уже отбывал срок за совершение насильственных действий сексуального характера. 

В Томске мужчина подманил трехлетнюю Вику Вылегжанину, выкрал ее из детского сада. Воспитательница не заметила, куда пропала девочка. На следующий день Вику искали спасатели и сотни горожан. Вику нашли мертвой за гаражами в заброшенном провалившемся погребе примерно в четырех километрах от детского сада.

В Татарстане девочка шла из школы с подругой и ее родителями. Их дом находился раньше, последнюю часть дороги пострадавшая шла сама. За эти несколько минут появился мужчина на машине, который посадил ее в автомобиль и увез. По дороге застрял, люди помогали ему вытащить машину, спрашивали: «А что ребенок плачет?» «В школе с ребятами поссорился», — отвечал мужчина. Хотя этнически они выглядели по-разному, но это никого не насторожило. Эта история закончилась смертью девочки.

Прошлой осенью во Владимирской области ребенку нужно было 100 метров пройти от школы домой. И ребенок исчез. Долго, несколько недель шел поиск. Мы проверили невероятное количество камер, сделали много прочесов разнообразных. Похититель увез ребенка на машине, держал его у себя. Поймали его из-за безудержных интернет-откровений.

Но эта история закончилась благополучно, ребенок жив. 

Пропажи городских детей часто связаны со злодействами, похищениями. 

С 24 августа в Подольском районе Подмосковья идут поиски подростка. Он ушел из дома и не вернулся.

Таких поисков, к сожалению, немало. Мы все должны понимать, что именно мы, взрослые, ответственны за эту ситуацию. 

Фото: архив отряда «Лиза Алерт»

Не грусти!

Если ребенок ходит грустный или рассказывает взрослым о своей проблеме, они часто отвечают: “Не грусти!” — подразумевая: “Какая ерунда! Мне бы твои проблемы”. Так мы отмахиваемся от подростка, а он закрывается и понимает, что у родителей не найти эмоциональной поддержки. Наоборот, ему придется “держать лицо”, чтобы не расстраивать взрослых. Если вы видите обеспокоенного ребенка, лучше аккуратно расспросить его о делах и настроении, это поможет снять напряжение у ребенка и укрепит вашу связь.

Замена: Ты сильно переживаешь? Да уж, это правда грустно / непросто. У меня была похожая история…

Мне лучше знать, как правильно!

Для подростка возраст и опыт родителей — не аргумент. Он — зеленый первооткрыватель, который познает и изменяет мир самостоятельно. Ему непонятно, что могут ценного сказать мать или отец — немолодые люди с не самой счастливой судьбой (с его точки зрения). Подростки с готовностью подражают и прислушиваются к тем, кого они считают сильным и успешным, но обычно это не родители. Чтобы убедить в чем-то ребенка, придется потратить время: поделиться опытом — своим или друзей и знакомых, рассказать о вещах, которые для юного существа пока не очевидны.

Замена: Я знаю случаи, когда это плохо кончилось / решило проблему.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для молодой мамы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector