Раннее развитие или «не отнимайте у ребенка детство»?

Раннее изучение иностранных языков

Раннее изучение иностранных языков стоит обычно отдельным вопросом среди развития всех прочих навыков, поскольку существует мнение, что чем раньше начинается обучение, тем лучше ребенок овладевает дополнительным языком. Данное утверждение можно относить только к здоровым детям. В других случаях это может навредить развитию ребенка.

Противопоказано изучение иностранного языка детям с:

  • неврологическими нарушениями;
  • нарушением звукопроизношения и звуковосприятия.

При изучении второго языка существующие проблемы могут только усугубляться, поскольку те особенности произношения, которые являются нормой для иностранного языка, могут рассматриваться как дефект в родном.

Неврологическая патология часто дает ослабленную память, а поскольку язык в детстве запоминается механически, то эффективность таких занятий сводится к нулю. То, что было выучено на одном занятии, будет забыто к следующему, но ребенок потратит много сил и времени на запоминание новых слов.

Возможные негативные последствия изучения иностранного языка ребенка с неврологическими и логопедическими проблемами:

  • дислексия;
  • дисграфия;
  • нарушение произношения;
  • неправильное формирование артикуляционного аппарата;
  • перенапряжение нервной системы;
  • общее недоразвитие речи родного языка: низкий словарный запас, нарушение лексики, грамматики, звукопроизношения, фонематического слуха.

Играть действительно нужно

Люди не верят, когда им говорят, что ребёнок учится через игру. И учится от близких. Не верят, что для ребёнка в полтора года важнее возможность потрогать кошку, собирать два часа пылинки с пола, измазаться в грязи и слепить свой первый снежок.

Не верят, потому что им просто и доступно никто не объясняет, а доверять априорным утверждениям наш человек не привык. В 2013 году ООН была вынуждена закрепить право на игру в Декларации прав ребёнка. Основная задача поправки – борьба с коммерциализацией детства, сверхзанятостью ребёнка и некомпетентностью родителей.

Возможно, родителям, которые не оставляют ребёнку свободного от занятий времени, стоит почитать немного о работе зоологов, этологов. Тех, кто изучают фундаментальные поведенческие законы всех живых существ. Тогда они узнают, что не удастся выпустить на волю хищников, которые с младенчества росли одни и не имели партнёров для игры.

Известный зоолог Ясон Бадридзе в ходе работы по воспитанию в неволе готовых к самостоятельной лесной жизни волков выяснил, что волки не смогут охотиться, если они не играют друг с другом в детстве. Более того, для игры им нужен максимально сложный ландшафт.

Волчата, которые воспитывались у Бадридзе в пустом вольере, не могли научиться охоте. Они элементарно не умели предугадывать, по какой траектории побежит олень, на какой скорости нужно его перехватывать. Они не могли организовать коллективную охоту, потому что ни один не научился рассчитывать свои силы.

Зато волчата, которые играли друг с другом в догонялки посреди развалов камней, коряг, имитации леса, выросли в полноценных волков и сумели освоить охоту. Чем интеллектуальней животное, тем важнее для него игра в детстве.

У нас, к сожалению, принято льстить себе утверждением, будто мы далеко ушли от животных. Да, в общем-то, нет. Не так далеко, как хотелось бы.

И нам в детстве страшно нужна игра. Нужна возможность не просто играть, но и наигрываться вдоволь. До усталости, до удовлетворения

Особенно это важно для детей с творческим потенциалом

Так нужны ли «развивашки»?

В многочисленных попытках понять, что же является основополагающим фактором, определяющим нашу личность, ученые сходятся во мнении, что мы — результат уникального и своеобразного взаимодействия, врожденных особенностей и внешних стимулов

Причем внешние стимулы именно в первые годы жизни имеют чрезвычайно важное влияние на нас и нашу жизнь.
Когда я слышу категоричные заявления, что раннее развитие необходимо отменить, перестать водить на кружки и покупать игры и специальные пособия, мол, дети сами прекрасно развиваются без всякой заботы с нашей стороны, главное — дать им волю, я вспоминаю свою знакомую девочку Соню, которой скоро исполнится три года. Соня живет в большом трехэтажном доме, с папой, мамой-домохозяйкой и кошкой

Никаких кружков и специальных занятий у Сони нет. Она может играться, сколько хочет. Но вместо игр, она слоняется по дому в поиске хоть какого-нибудь дела или развлечения, в итоге, ничего интересного не найдя (хотя у нее уйма игрушек), она садится на коврик у входной двери и мычит (членораздельно разговаривать она все еще не умеет), чтобы ее взяли погулять

Впрочем, на ее мычанье никто не обращает внимание. Соня растет сама по себе

Я не знаю, каков ее интеллектуальный уровень и психоэмоциональный статус, но настроение у нее не очень. Кроме прогулок, у Сони есть еще одно любимое занятие: она знает, что на планшете можно включить видеоблог какой-то мамы, которая с задором рассказывает и показывает, как проводит время ее дочка. Соня любит смотреть, как другая девочка прыгает на батуте, лепит фигурки, мастерит поделки и живет яркой и насыщенной жизнью. Что-то мне подсказывает, что Соня очень хотела бы оказаться на ее месте.

Истоки заболевания

В масштабном формате о расстройстве заговорили в 1983 году благодаря шведскому ученому Бенгту Хагбергу. В это время он со своей группой изучал 35 подобных между собой случаев в 3 разных странах: в Португалии, Франции и Швеции.

Однако Хагберт не является первооткрывателем синдрома. Впервые его обнаружил педиатр Андреас Ретт, имя которого носит заболевание. Он наблюдал за двумя девочками, имеющими одинаковые симптомы. Их он заметил в очереди на прием. Они сидели на коленях у матерей, а те держали их за руки. Девочки раскачивались как маятники, а затем внезапно обе начали совершать стереотипные движения руками. Дети застыли в одном положении, отстраненные от окружающего мира. Взгляд был направлен в одну точку. Поражала их синхронность в движениях и поведении.

В своих письменных архивах врач отыскал подобные истории болезни, а затем отправился в Европу, чтобы разыскать и там таких же пациентов. В 1966 он сделал первые публикации своих исследований, которые, однако, не вызвали особого интереса.

Зафиксированную им болезнь Ретт назвал синдромом атрофии мозга. Сначала ее считали проявлением аутизма или шизофрении, и только лишь в 1983 году вывели в отдельную нозологическую единицу.

В настоящее время синдром относят к категории довольно редких генетических заболеваний. Он встречается с частотой случаев 1 на 15000. Причиной его называют мутацию гена МЕСР2. Этот ген отвечает за синтез определенного белка, влияющего на развитие мозга. В норме этот белок, спустя некоторое время после рождения, должен подавляться другими генами, чтобы обеспечить нормальное развитие мозга.

Если же ген МЕСР2 мутирован, то белок инактивируется не полностью, что вызывает аномальное мозговое созревание, и провоцирует развитие синдрома Ретта.

Обычно мутирующий ген располагается в Х хромосоме, потому заболеванием страдают преимущественно девочки.

Для чего нам нужен интеллект?

Осмысливая рассуждения многих родителей о том, почему они учат своих детей как можно раньше, я пришла к выводу, что представление о роли интеллекта и мышления в будущей жизни ребенка невероятно занижено. В самом деле, неужели интеллект нам нужен только для учебной деятельности? Задумайтесь, не приходится ли вам сталкиваться с разрешением сложных противоречий в личной, семейной, общественной жизни? Всегда ли мы имеем однозначный ответ, мыслим в полярных категориях «черного и белого»?

Нет, вариативность ума прежде всего понадобится человеку не в учебной деятельности, а в социальных отношениях. Но вариативность, это незаменимое свойство интеллекта, развивается ТОЛЬКО в игре и творческой деятельности ребенка. Именно игровая деятельность лишена заранее заготовленных клише, она развивается свободно, в самом процессе, управляется самими игроками.

К тому же одно из важнейших свойств мышления — креативность — также формируется в игре, а именно учебная деятельность в слишком раннем возрасте препятствует его появлению. Ведь «научная информация» не подлежит изменению или «переделке» ребенком, он просто должен ее пассивно усвоить. Дважды два — только четыре, буква «А» — только «А», и точка. Никакой самостоятельности или креативности мышления здесь нет и не может быть.

Раннее развитие для самых маленьких

Ася Штейн. Фото: desnitsky.ru

— Насколько, на ваш взгляд, необходимы разные развивающие методики для самых маленьких?

— Есть очень много всевозможных методик, которые преследуют разные цели. И есть очень разные дети. Мне кажется, речь должна идти не о раннем, а о своевременном развитии.

Что значит своевременное? Это когда конкретный ребенок, а не какой-то среднестатистический, оговорённый стандартами,  физически и психологически готов, дозрел до восприятия данного конкретного навыка или какой-то информации

Не так важно, чем при развитии этого навыка пользоваться —  кубиками, карточками, рамочками, традиционными игрушками и традиционными азбуками. Важно, чтобы вокруг ребенка была развивающая среда, чтобы то, что он видит вокруг себя, чуть-чуть опережало будущие потребности

Например, возможно, скоро ребёнок дозреет до того, чтобы начать спрашивать про буквы. Но он станет про них спрашивать, если будет знать что это такое, понимать, например, что с их помощью читают книжки.

Если этих букв или любого другого развивающего материала ребёнок видеть не будет, он просто не сможет начать осваивать какой-то навык тогда, когда будет к нему готов. То есть, я бы  говорила не о каком-то стимулировании развития, а о создании активно развивающей среды.

— Как понять, что ребёнок готов получать навык? Родители боятся опоздать, например, с  тем же чтением.  

— В норме дети начинают читать в возрасте от четырёх до девяти лет, в зависимости от типа восприятия, от особенностей личности, от уровня двигательной активности и еще от очень многих причин. Если у ребенка нет логопедических проблем, он все равно научится читать. Причем, научится именно тогда, когда будет к этому готов, даже если с ним специально не занимались.

Опоздать или не опоздать – эти категории сюда не подходят. Если вы читаете ребенку книги, он видит, что есть буквы, и в какой-то момент просто начнет спрашивать: «Что там написано?» Этот вопрос будет свидетельствовать о том, что ребенок готов к тому, чтобы учиться читать. Опять-таки, обучение может идти в разной форме и очень разными темпами. Я знаю массу детей, которые научились читать сами, безо всякой посторонней взрослой помощи. Просто сидели, смотрели и научились. А есть дети, которые совершенно не воспринимали кубики Зайцева и прочие методики, зато отлично учились читать с бабушкой по классическому букварю. А кому-то действительно очень помогли те же самые кубики Зайцева, которые, в общем-то, — неплохое пособие, если им правильно пользоваться. Просто нет никакой волшебной палочки, чтобы сделать ребенка суперумным.

С другой стороны, если активно предлагать ребенку освоить какой-то навык раньше времени, раньше, чем он будет готов, то, скорее всего, он его освоит, потому что у детей очень пластичная психика. Но это произойдет за счет чего-то другого. То есть, в тот момент, когда ребенок будет, предположим, раньше, чем он к этому готов, учиться читать, у него могут запасть какие-то другие важные функции.

В лучшем случае, поскольку дети хорошо защищены, ребёнок будет не столько активно учиться читать, и все обойдется. Но, если всё-таки родителям удастся победить и научить ребёнка раньше времени читать, закрашивать рамочки, складывать головоломки и так далее, то он  не освоит то, что ему надо было бы освоить. Условно говоря, не научиться  прыгать на одной ножке, кататься на велосипеде и завязывать шнурки.

В свое время Мария Монтессори ввела такое понятие, как «сенситивный возраст», то есть возраст, когда мозг ребенка максимально готов к освоению того или иного навыка. Если ребенок в своем развитии проскакивает этот возраст, то он потом всё-таки освоит этот навык, но с гораздо большими затратами и потерями.

Нельзя учить ребенка читать в два года, вместо того, чтобы лепить с ним куличики. Потому, что лепить куличики, кидать мячик, кататься на велосипеде в два года, несомненно, полезней, чем читать.

Даже если ребенок научится складывать буквы в слова, он все равно читать не будет. Скорее всего,  он будет просто угадывать слова, которые запомнил. Многие дети проделывают этот фокус, вводя родителей в заблуждение. По-настоящему читать они всё равно начинают ровно тогда, когда им надо начать читать: в свои пять, шесть, семь лет.

Правда, иногда родители успевают так надоесть с «обучением», что дети начинают испытывать отвращение к процессу самостоятельного чтения. Я знаю много детей, чьи родители увлекались ранним развитием и которые в итоге не любят читать.

Не все кружки одинаково полезны…

Мы ни в коем случае не отговариваем вас от использования методик раннего развития, разве что от злоупотребления ими. А вот от безоговорочного доверия учреждениям дополнительного образования хотелось бы предостеречь.

Компетентность преподавателей

Как вы думаете, кто даст вашему ребенку больше? Вчерашняя выпускница педагогического училища, не слишком усердно посещавшая занятия? Пожилая преподавательница, активно применяющая методики, неэффективность которых была научно обоснована еще двадцать лет назад? Или мама, между прочим, очень умная, образованная и начитанная? Вопрос, как вы понимаете, риторический.

Безопасность игрушек и пособий

Когда мы сами приобретаем игрушки для своих детей, то стараемся выбрать наиболее качественные и безопасные. Хотя… кто хоть раз не сломался перед праздничным обаянием неизвестной плюшевой животины токсичной расцветки? Между тем ученые сходятся во мнении: чрезмерно яркие игрушки скорее угнетают сознание ребенка, чем расцвечивают его жизнь. То же относится и к развивающим видео и компьютерным программам. Но когда мы приходим в студию раннего развития, мы подсознательно уверены, то ее создатели уж точно позаботились о таких вещах, и без сертификата от Роспотребнадзора даже салфетку не купят. Между тем, это не так, вернее не всегда так. Относитесь ко всем пособиям так, словно вы планируете их покупку – оценивайте их качество и безопасность и не стесняйтесь расспрашивать об этом педагогов!

Занятия с детьми по особым методикам — это хорошо. Но только в том случае, если пользоваться ими дозировано, без фанатизма. Не торопите события сверх меры. Иногда лучшее, что вы можете сделать, чтобы все впечатляющие таланты вашего ребенка раскрылись — просто отойти в сторону и не мешать.

7.02.2019
Подготовила Надежда Лукашова
  
  о детях от 1 до 3 лет, Раннее развитие  Другие статьи автора

Другие опасности раннего развития

Еще одна опасность раннего обучения — родителям придется вести контроль за учебной деятельностью ребенка, даже если не они сами выступают в роли учителей. Это приводит к тому, что «безусловная любовь», необходимая для нормального развития психики ребенка, подменяется выполнением родительских ожиданий. Родители порицают или хвалят ребенка в связи с его заслугами на учебном поприще. Они оценивают его как личность соответственно достижениям. У ребенка формируется представление о себе как отвергнутом, нежеланном для родителей, если он не может выполнять определенные условия (досчитать до стольких-то, прочесть предложение и т.п.).

Для нас, взрослых, основная, доминантная деятельность — труд, в различных проявлениях. При этом необходима «ориентация на результат» — мы подспудно ожидаем «плодов» своего труда. Точно так же некоторые взрослые оценивают деятельность ребенка, ожидая результатов. Но игра — это процесс, она не ориентирована на результат! Именно процессуальная сторона игровой деятельности необходима для развития ребенка, а вовсе не результат какой-либо игры («собрал мозаику»). Если взрослые искусственно ориентируют ребенка на результат деятельности, они ломают важные психологические преобразования, происходящие только в дошкольном возрасте и только в игре.

Игровая деятельность спонтанна, стихийна. Для ее появления или возобновления не нужны специальные условия. В основе учебной деятельности всегда лежит мотив. Только при наличии мотива учащегося его учебная деятельность будет эффективной. Только если ученик станет субъектом обучения, он сможет овладевать новыми познаниями — ведь насильно невозможно научить ничему.

У дошкольника такое новообразование, как мотив обучения, отсутствует в силу особенностей развивающейся психики. Таким образом, в учебной деятельности детей младшего возраста отсутствует мотивация и подкрепление положительных познавательных эмоций, что скажется впоследствии на нежелании заниматься самообразованием (учеба ради оценок, для мамы, за награду и пр.). Но самое печальное, что ребенок уже не сможет пережить непосредственную радость самостоятельного открытия.

Как распознать одаренного ребенка?

Американский исследователь, профессор Эллен Виннер объясняет, что всех одаренных детей, вне зависимости от вида одаренности (интеллект, спорт, творчество), отличает три признака: они опережают своих сверстников в развитии и быстрее учатся, они креативны и упрямо делают все по-своему (маршируют в своем ритме), они обнаруживают сильнейший интерес и мотивацию в той сфере, в которой одарены.

Особенностью жизни одаренных детей является их высокая загруженность в самом раннем возрасте: как правило, вундеркинды посвящают много времени оттачиванию своего мастерства, часто у них есть строгие наставники в лице родителей или учителей. Некоторые одаренные дети могут проявить свои таланты и без интенсивных тренировок и помощи взрослых, но это редкость. Несмотря на то, что мы знаем множество деталей о ранних годах жизни гениев и можем вычленить какие-то общие закономерности, у нас, тем не менее, нет технологии, которая могла бы сделать из обычного ребенка вундеркинда. Никакие методики развития не могут дать такой результат

Важно понимать, что обычный ребенок не в состоянии выдержать тот объем тренировок (может впасть в депрессию, заболеть), который выдерживают одаренные дети. Дело в том, что вундеркиндам свойственно ощущение потока во время многочасовых занятий предметом, к которому у них есть склонность, они черпают энергию от тренировок, очень быстро продвигаются вперед и не устают так, как их обычные сверстники

Быть одаренным ребенком непросто. Это не только подарок судьбы, но и тяжелая ноша. Как правило, одаренные дети испытывают сложности в социальной сфере и страдают от одиночества. И дело вовсе не в том, что у них отсутствуют коммуникативные способности. Вундеркинды слишком сильно выделяются на фоне своих сверстников, в детском коллективе их часто воспринимают как «чужаков». Ситуация усугубляется тем, что талантливым детям трудно найти товарища «по уму» и интересам в обычной школьной среде, в итоге они остаются без удовлетворяющего их общения практически в течение всех детских лет вплоть до старших классов, когда уже поступают в специализированные классы, которые есть во многих школах, и находят похожих на себя друзей.

Окружающие ждут от одаренных детей выдающихся достижений во взрослом возрасте. Но так происходит далеко не всегда, что приводит к тяжелым психологическим переживаниям. Эллен Виннер отмечает, что лишь незначительное количество одаренных детей, повзрослев, становятся гениями: чаще всего они могут претендовать лишь на то, чтобы быть хорошими специалистами в какой-то области и не более.

Вы все еще хотите сделать из своего ребенка вундеркинда?

Самые частые симптомы расстройства

Типичные симптомы для синдрома Ретта – мышечные и двигательные нарушения. Мышцы находятся в гипертонусе или же, наоборот, теряют его. В этом случае у ребенка развивается неправильное положение тела, прогрессирует частичные параличи и нарушение координации. Например, девочки скрещивают ноги во время ходьбы.

Синкинезии – патологические сокращения мышц, возникают вслед за произвольным движением: простая улыбка способна вызвать резкий взмах ногой. Такое явление постепенно приводит к повреждению суставов, сухожилий и связок, провоцирует ортопедические нарушения. Последние проявляются во всевозможных деформациях и также очень часто сопровождают таких детей. Среди них выделяют вывих тазобедренного сустава, провоцируемый малой подвижностью.

Статическая деформация стопы чаще развивается из-за нарушенного мышечного тонуса. Распространенной считается патология под названием «конская стопа», связанная со снижением подвижности голеностопного сустава. Ее можно узнать по пятке, которая не достигает земли, стопа при этом смещается кнаружи или вовнутрь. Причина патологии – гипертонус икроножной мышцы.

Сколиоз – боковое искривление позвоночника, который провоцирует массу проблем у таких пациентов: деформации суставов и костей, боли во время ходьбы, в стоячем или сидячем положении, утрата способности передвигаться. Сколиоз грудного отдела вызывает легочную недостаточность. Появляются также проблемы с пищеварением.

У детей с синдромом Ретта наблюдается повышенное слюнотечение. Но это происходит не из-за избытка количества слюны, а потери способности сглатывать ее.

Нарушение питания может развиваться из-за частых приступов тошноты. Она появляется на любые аспекты питания: на определенный продукт, его температуру, на способ приготовления. Так, ребенок способен отрицательно реагировать на пищу, поданную кусочками, или на комочки в блюде.

Постоянная тошнота провоцирует отказ от питания, а значит, потерю в весе.

Плохое сглатывание слюны, которая регулирует кислотность в желудке, и повышенное внутрибрюшное давление вызывают желудочно-пищеводный рефлюкс, то есть забрасывание содержимого желудка в пищевод. Это чревато такими последствиями, как воспаление стенки пищевода, респираторные инфекции.

Малоподвижный образ жизни, неврологические расстройства, неправильное питание провоцируют возникновение запоров у детей с синдромом Ретта. Они носят тяжелый характер, поскольку способны вызывать закупорку кишечника и сильные боли.

Повышенное слюнотечение, тошнота, рефлюкс снижают потребление ребенком пищи и даже развивают на нее негативную реакцию. В результате этого ребенок теряет в весе. Этот процесс стоит строго контролировать, поскольку он чреват истощением.

Другое тяжелое расстройство связано с работой дыхательной системы, развивающееся вплоть до приступов апноэ. Это явление настолько часто среди детей с синдромом, что нередко стает причиной их гибели.

Важными патогномоничными признаками синдрома считаются проявления аутизма. Именно из-за них заболевание изначально считали одной из форм этого расстройства, а в настоящее время относят к болезням аутистического спектра.

Аутистические признаки проявляются в отстранении от окружающего мира, в том числе и от родственников. Ребенок замыкается в себе, может не откликаться, когда его зовут. Предпочитает одиночество. Дети боятся чужих людей и непривычных ситуаций.

Лицо такого ребенка становится похожим на каменное. Взгляд блуждающий или устремлен в одну точку. Поведение часто непредсказуемо: случаются приступы неутомимого смеха или плача. Склонны к самоповреждениям: царапают кожу, кусают пальцы, вырывают волосы.

Фрустрирующее обучение

Хуже занятий на пластиковых калабашках с 20-летней студенткой для ребёнка может быть разве что развивающее телевидение.

Надо сказать, что западный мир уже пережил бум популярности развивающих видео для самых маленьких. Так, Американская академия педиатрии с 1999 года рекомендует детям до двух лет не показывать никаких фильмов. Войну развивающему видео давно объявили Канада, Великобритания, где объем рынка этих товаров к концу 2000-х годов оценивался в миллиарды долларов.

Ролики для детей 0+ строятся по клиповому типу: яркие картинки быстро сменяют друг друга, периодически идут громкие звуки. Это заставляет младенца завороженно следить за происходящим на экране.

Любопытный анализ такого фильма публикует Центр психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек МГППУ М. В. Соколова. Взята одна серия фильмов для детей «Я все могу», основанной якобы на методике «Вообрази-Сообрази-Преобрази». Оказалось, что в 20-минутном фильме вмещаются 160-170 эпизодов на 70 сюжетов по каждой выбранной тематике. При этом в новостной программе, например, за 30 минут предлагают 70-90 сюжетов и пять-семь тем.

Британская ассоциация педиатров назвала видео для младенцев глубоко опасным: оно фрустрирует ребёнка, негативно влияет на развитие мозга, портит зрение, а главное, лишает ребёнка полезного общения со взрослыми

Развивающие видеофильмы для детей угнетают его психику, фантазию и способность концентрировать внимание. Если вы сажаете ребёнка перед телевизором, польза от этого только одна – вы получаете свое собственное свободное время

Ребёнок же недополучает игры, общения с родителями и с самим собой.

Раннее развитие: да или нет?

— Если подвести итог: стоит специально заниматься ранним развитием ребёнка?

— Если маме хочется, то почему бы нет. Если маме не хочется, если она этим тяготится, ей скучно, трудно, у нее на это нет времени, сил и так далее, то ничего ужасного не произойдет, если она не будет этого делать.  Вообще не развивать ребенка нельзя. Но если это делать при помощи обычных консервативных занятий, или водить его в какую-то группу, где этим будут заниматься специалисты, — вполне приемлемо.

То, без чего нельзя обойтись дома —  ролевая игра ребёнка: у него должна быть возможность играть с игрушками – с тематическими, качественными, с большими, маленькими, с конструкторами, посудками, машинками. И у него должно быть место, где он может это делать один, где ему никто не сможет мешать, не будет контролировать, что он делает с паровозиком или с кубиками.

И ещё дома обязательно ребенку должны читать.

Фото: educattivamente.com/

А всё остальное – как сложится. Бывают такие деятельные мамы, которые находятся дома, и им невыносимо хочется заниматься с ребенком  чем-то сложным. Это  прекрасно. Есть мамы, которые сидят дома, но при этом что-то делают: работают,  занимаются и другими детьми, учатся и им не хватает времени каждый день придумывать развивающие игры. В этом ничего катастрофического нет

Если мама с ребенком проводит хотя бы эти 10- 15 минут в день, занимаясь только им, не важно, что они делают вместе —  читают, рисуют, вышивают бисером — это тоже хорошо

Тут скорее лучше не додать этого суперразвития, чем пережать и отбить у ребенка интерес.

Плохая мать – не та, кто не придумывает каждый день что-то новое, а та, которая вначале усиленно занимается с ребенком, забывая про себя,  а потом начинает всю дальнейшую жизнь чего-то добиваться от него: школьника, подростка, взрослого, постоянно акцентируя,  что он должен поступать именно так, потому что она столько для него сделала!

Тревожные наблюдения

Не только предупреждения психологов и нейропсихологов стали причиной негативного отношения к раннему развитию. Родители и педагоги делятся наблюдениями, что современные дети значительно отличаются от предыдущих поколений, и часто не в лучшую сторону. Марьям Безруких приводит следующую статистику: 60 процентов первоклассников имеют несформированную речь, чего в прошлом не наблюдалось.

В школах массово стали вводить штатного логопеда, рассказывает психолог Юлия Андреевна Старостина, раньше такой специалист был не нужен. Могут ли эти негативные изменения быть следствием изменившегося образа жизни дошкольников? В 2015 году Юлия Старостина провела свое небольшое исследование в подмосковном Подольске. Она сравнила психоэмоциональное состояние двух групп детей: в первую группу были включены те, чье развитие форсировалось (то есть помимо детского сада дети посещали три и более кружка развития, следовательно, были чрезвычайно перегружены), во вторую группу попали менее загруженные дети. Занятия детей в первой группе в основном были ориентированы на интеллектуальное развитие. Исследование выявило «общее неблагополучие эмоциональной сферы дошкольников в обеих группах». При этом в первой группе дошкольники в большей степени испытывали дефицит близкого общения с мамой (54,5 процента против 13,6). Также у детей из первой группы тенденция к отсутствию личных желаний оказалась выше (27,3% процента против 9,1). Впрочем, и без исследований очевидно, что чрезмерная занятость не может привести ни к чему хорошему, а детский сад и три интеллектуальных кружка в неделю для маленького человека — это слишком много (если, конечно, он не вундеркинд). Если большинство детей живут именно в таком режиме, возникновение различных проблем к школьному возрасту представляется вполне логичным.

Пожалуй, любой имел возможность убедиться на собственном опыте, к каким неприятностям могут приводить хронические перегрузки. От психического и физического перенапряжения болеют не только дети, но и взрослые. Однако в случае детей перегруженность интеллектуальными занятиями означает, что у них не просто нет достаточного времени на отдых и восстановление, но и нет времени на игры, на физическую активность, на общение со сверстниками и родителями, а без этого благополучное развитие ребенка невозможно. «Даже когда родители проводят время с детьми, —-комментирует Юлия Старостина, — они выбирают дидактические игры. Ничего плохого в дидактических играх нет, но при условии, что ребенок — один или с родителями — играет еще и в сюжетно-ролевые игры».

Развитие дошкольника (впрочем, как и школьника) не должно быть однобоким: нельзя заполнять весь день ребенка только обучением или только тренировкой памяти и так далее — это действительно вредно. Гармоничное развитие — это всестороннее развитие (включая физическое), оно адекватно возрасту ребенка, а самое главное — не противоречит его интересам. Кроме того, у ребенка, конечно, должно быть свободное время, общение, игры, в которые ему самому хочется играть. Если родители будут соблюдать баланс в развитии детей, возможно, ситуация с первоклассниками перестанет быть такой удручающей. Как замечает Нина Асанова, «любая крайность — это плохо, нужен баланс».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для молодой мамы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector